ПРО КОЗЛА (2011)

Песня про жиголо - Михаил Елизаров
00:00
Не додумалась встать на колени - Михаил Елизаров
00:00
 
Без ансамбля - Михаил Елизаров
00:00
Антифашистская - Михаил Елизаров
00:00
Хуевое место - Михаил Елизаров
00:00
Я теперь Чикатило - Михаил Елизаров
00:00
Романс - Михаил Елизаров
00:00
Песня о стоматологе - Михаил Елизаров
00:00
Про козла - Михаил Елизаров
00:00
Берримор - Михаил Елизаров
00:00
Ассасин - Михаил Елизаров
00:00
Память - Михаил Елизаров
00:00
 

Михаил Елизаров — Без ансамбля

Прохожие кого-то пиздили.
Я наблюдал за этим издали.
Они кого-то там отпиздили.
Кого отпиздили они?

Два рахита выпили мохито,
А теперь они лежат
Полностью убиты.
Дома быдло
Жрет свое повидло.
Если нет ансамля,
Я спою вам сам бля!

А черный ворон, что ты вьешься
Над моею головой?!
А ты с воронами ебешься.
Черный ворон, я не твой!

Два рахита выпили мохито,
А теперь они лежат
Полностью убиты.

Если нету денег,
Надо к жопе веник.
Если нет ансамбля,
Я спою вам сам бля.

 

Михаил Елизаров — Антифашистская


Подучил меня Питер Вайль,
Чтобы я кричал "Зиг хайль!"
Научил Иосиф Бродский,
Чтобы я кричал уродски ваше "Гитлер хайль!"

Фашисты! Ёбаные фашисты! Ёбаные фашисты!
Вы обманули меня!
Хочу быть я а-а-антифашистом, я а-а-антифашистом.
Такая со мною хуйня.

Делали гимнастику, рисовали свастику,
Сообщали регулярно, дескать, символ да салярный
Эта свастика.

Фашисты! Вы же ёбаные фашисты! Ёбаные фашисты!
Вы развратили меня!
Хочу быть я а-а-антифашистом, я а-а-антифашистом.
Такая со мною хуйня.

Врали наци-извращенцы, что заебали всех чеченцы,
Заебали азиаты, шаурма и опиаты --
Выслать на хуй всех!

Фашисты! Вот так рассуждают фашисты! Ёбаные фашисты!
Двадцатого века чума.
Хочу быть я а-а-антифашистом, я а-а-антифашистом.
А всем фашистам тюрьма.

Врали общества отбросы,
Что пиздят нефть единоросы,
Что евреи-олигархи доведут нас до анархии --
Нужен русский бунт.

Фашисты! Подчёркиваю, так рассуждают только фашисты! Ёбаные фашисты!
Они рассуждают вот так.
Давайте, давайте мы всех расстреляем фашистов!
Мы всех расстреляем фашистов --
И сразу наступит ништяк.

Подучил меня Питер Вайль,
Чтобы я кричал "Зиг хайль!"
Научил Иосиф Бродский,
Чтобы я кричал уродски ваше "Гитлер хайль!"

 

Михаил Елизаров — Хуевое место


Мы шли на Запад,
Мы шли с тобой на Запад.
Мы шли на запах,
Мы шли с тобой на запах.

И вот мы вместе
В этом хуёвом месте.
Нас окружает невыносимый смрад.
Но не вернуться нам уже назад.

А помнишь День Победки?
Он был от нас далёк...
В квартире у соседки
Залаял кобелёк.

И вот мы вместе
В этом хуёвом месте.
Нас окружает непроходимый смог,
И в этом смоге притаился бог.

Ебал медведя я,
Ебал с тобой Медведя я.
Об этом знаю я
Из Википедии.

И вот мы вместе
В этом хуёвом месте.
Нас окружает неизъяснимый свет.
Но только бога... бога больше нет.
Врали общества отбросы,
Что пиздят нефть единоросы,
Что евреи-олигархи доведут нас до анархии --
Нужен русский бунт.

 

 

Михаил Елизаров — Я теперь Чикатило


Ты меня разлюбила,
Я теперь Чикатило.
Я по городу гребу,
Всё, что движется, ебу.

Вот шевелится газета,
Я ебу её за это.
Выебал терновый куст,
Было больно -- ну и пусть.

У меня есть причина:
Я теперь маньячина.
Я по городу пылю,
Всё, что движется, вафлю.

Вот стоит скамейка с боку,
Я скамейке дал за щёку.
Зашумел кудрявый клён,
Сразу клён был завафлён.

Ты меня знать не хочешь,
Ты мозги, сука, дрочишь.
Я домой пришёл теперь,
Выебал входную дверь.

Я ебу, всё, что вижу.
Я включаю телевижен.
Там страны моей правитель.
Я неблагодарный зритель.

Ты меня разлюбила,
Я теперь Чикатило.
У меня есть причина --
Я теперь маньячина.
 

 

Михаил Елизаров — Романс


Забыты минувшие годы,
В которые был мизерабль.
Вот моря раскинулись воды,
А это мой личный корабль.

За пирсом огромный ландкрузер,
В кармане мобила Верту.
Ты видишь, я больше не лузер,
Под этим подвел я черту.

На мне адмиральская форма.
Исполни ж героя каприз,
Сегодня погода без шторма,
Поедем, красотка, в круиз.

Вскипают холодные воды,
Уж молнии стали сверкать,
Пожалуй, наврали с погодой,
Синоптики, душу их мать.

Совсем разыгралась стихия,
Наврядли поможет твой зонт.
Вон справа торнадо Люсия,
А слева тайфун Дермидонт.

Пучина нам смертью грозит-то,
Ни шлюп не спасет, ни скафандр.
Вон сзади цунами Бригитта,
Вон спереди смерч Александр.

"Ну, что ты как дура глазеешь?
Какой из меня адмирал?
А форму я спиздил в музее,
А яхту с причала угнал.

Наврал я про новый ландкрузер
И нету мобилы Верту.
Как был так остался я лузер
С гнилой амальгамой во рту.

Ты лучше бы вспомнила сволочь, --
Продолжил я грозный абзац. --
Как ты изменила мне в полночь,
С козлом по фамилии Кац.

Ну, ладно, крутила с пархатым,
Сейчас каждый третий пархат.
Но ты же встречалась с Фархатом,
А он черножопый, Фархат.

Понятно, что в нашей столице,
Сейчас черножопых полно.
Но чем тебе мог пригодиться,
Тот пидор на красном рено?"

Пожалуй не стоит молиться,
Тому кто там на небеси.
Я враз образумил блудницу
Суровым приказом: - Соси!

Средь этого черного ада,
Средь молний и плещущих волн,
Пусть будет последней наградой
Мой скромный спасительный чёлн!

Стихия вокруг завывала
От альтов до низкий басов.
Она ж мне как помпа сосала
Без малого сорок часов.

Потом ее бледные скулы
Покрыла за миг синева.
Она умерла, как уснула,
Как будто осталась жива.

На мёртвого пальца фалангу
Надел я златое кольцо.
Под ветра ревущее танго,
На мертвое кончил лицо.

Качнулось тяжёлое судно
И в этот таинственный миг
Лишь молния вспыхнула чудно
Готической руною Зиг.

И тут налетело торнадо,
И был наш корабль разбит.
Ей богу, ребята, не надо,
Чтоб жил этот ёбаный стыд.

 

Михаил Елизаров — Песня про жиголо


Я спою вам историю,
Как я жиголом стал.
Помню, выбрался к морю я,
Красотой там блистал.

Побережие Франции,
Кокаин и вино.
Также бегал на танцы я
Да играл в казино.

Улыбались мне девушки,
Скалил зубы крупье.
Проиграл я все денежки
И остался в белье.

Как закончились еврики --
Не купить круассан.
Но воскликнул я: "Эврика!
Помогу себе сам!"

Что же мной тогда двигало --
Я сейчас не пойму.
Но решил: стану жиголо
И старушку сниму.

Мильонершу приезжую,
Одинокую тлю
На кровати заезжу я
И баблище срублю.

Вот гляжу -- подходящая,
Ей годков шестьдесят,
Бриллианты блестящие
В дряхлых мочках висят.

Оттопырил купальничек,
Ей грудной имплантант.
Но страшна на ебальничек
Как, бля, сука-мутант.

Я к богатой уродице
Неспеша подхожу
И в глаза ей, как водится,
Восхищённо гляжу.

"Как же вы мне понравились!
Это просто угар!"
Через час мы отправились
Ночевать в будуар.

Пахло бурою тиною
Похотливая хня,
Гормональной щетиною
Исколола меня,

Шёл из горла бабулькина
Сладострастия стон,
Колыхался, побулькивал
В железах силикон.

Но я помнил -- что жиголо,
Что тружусь не за страх.
А надо мной всё подпрыгивал
Силикон во грудях.

Но устав от разврата,
Повалилась карга.
Как сияла каратами
В старом ухе серьга!

Прошептал я ей жалостно:
"Я уже не могу...
Подарите, пожалуйста,
Мне вот эту серьгу.

Лимита я приблудная,
Сирота из Твери".
Прослезилася чудная
И сказала: "Бери!"

Так вот стал я богатенький
И на жизнь не сержусь.
И с кривой, и с горбатенькой
Я за серьги ебусь.

Пристарелых сударочек
Собираю в кровать.
Без серёжки в подарочек
Уже может не встать...



 

 

Михаил Елизаров — Не додумалась встать на колени


Я тебя обманул, я сказал: у меня день рождения.
Я в киоске купил "Amaretto" ликёр.
Ты с улыбкой моё приняла приглашение,
И тогда тормознул я мотор.

Пожилой азербот на зелёной шестёрке
Нас за триста рублей покатил в ебеня,
Ой, в мои ебеня!
Ты сидела в беретке из белой ангорки
И за руку держала меня.

Этот вечер по ходу намечался забористый:
Я открыл "Amaretto", зажёг две свечи,
Разложил шоколад: и обычный, и пористый,
И винил раритетный включил.

Из колонок играл мой любимый "Deep Purple",
Разливался по телу малиновый звон.
И пока они пели про "Smoke on the Water",
Я проверил -- а есть ли гондон.

Мы свернули в мою холостятскую спаленку,
Белезною слепила глаза простыня,
Ой, моя простыня!
И тогда ты сказала: "Послушайте, маленький.
Я хочу Вас, возьмите меня!"

Я тебе протянул свой Red Hot Chili Pepper,
Я доверл тебе свой малиновый звон.
Но внезапно и страшно окончился вечер --
Ты ногтями порвала гондон.

А потом убежала быстрее оленя --
Очевидно хотела успеть на метро.
Жаль, что ты не додумалась просто стать на колени
И добром отплатить за добро.
Что же ты не додумалась просто стать на колени
И добром отплатить за добро?

Михаил Елизаров — Песня о стоматологе

 

Над рекою закат был томительно долог,
А рассвет был кровавым как червовый валет.
Заблудился в степи молодой стоматолог --
Белобрысый парнишка семнадцати лет.

Позади уж остались вражьи заставы,
От погони бежал он всю ночь до утра.
Но упал и ушиб два коленных сустава,
Да нечаянно вывихнул шейку бедра.

Он в траве разложил свои личные вещи:
Два пинцета, сверло и точильный брусок,
Изоленту, скребок, плоскогубцы и клещи,
Наградной парабеллум да гипса кусок.

Он красивый лежал в одеянии белом
Да глядел как зарницы над речкой блестят,
А рукою сжимал золотой парабеллум,
Где в обойме хранился последний заряд.

А по небу тянулись белые нити,
А над степью пропеллер как муха жужжал:
Пролетали враги в голубом мессершмидте
Прям над местом, где он неподвижный лежал.

И сказали враги: "Ой смотрите, смотрите!
Это что ж за мужчина красивый лежит?!"
И они хохотали в своём мессершмидте,
И пошёл на посадку голубой мессершмидт.

А парнишка вздохнул искалеченным телом,
Умирающих сил истощая лимит.
В его меткой руке громыхнул парабеллум,
Запылал-задымился голубой мессершмидт.

Оглушительный гром распугал перепёлок,
Когда рухнул с небес самолёт голубой.
И взрывною волной бы убит стоматолог,
Белобрысый парнишка такой молодой...

На груди его стынули тёплые капли.
Но не чувствовал капель он больше теперь.
Зажигалися в небе ночные пентакли,
И ещё полумесяца жёлтая херь...

 

Михаил Елизаров — Про козла

 

Однажды проснулся я в полдень
Двадцать шестого числа
И вдруг с удивлением понял:
Нет во мне больше Козла.

Вернулся я шагом дрожащим
В гостиную из санузла
И понял там по-настоящему:
Нет во мне больше Козла.
Нет во мне больше Козла.

А раньше бывало иначе,
Когда я куда-нибудь шёл,
Внутри где-то радостный скачет
Красивый лохматый Козёл.

Мы с ним заводили знакомства,
Когда попадались тела.
А если случалось потомство,
То было оно от Козла.
Было оно от Козла.

Встречались нам разные люди,
Которым козёл был не мил,
И он безо всяких прелюдий
Тем людям ужасно хамил.

Он слал их подальше на фаллос,
Хоть грубым бывал не со зла.
И часто такое случалось,
Что я отвечал за Козла.
Сам отвечал за Козла.

И так за неделей неделя
Катились смешные дела.
И вот я проснулся в постели
И нет со мной больше Козла.

И сразу же в сердце запели
Тоскливые колокола.
Мы разве ж такого хотели,
Чтоб не было больше Козла?!

И реки мои обмелели,
И лодка моя без весла...
Мы разве такого хотели,
Чтоб не было больше Козла?!
Не было больше Козла...

 

Михаил Елизаров — Бэрримор

 

Что ты пялишься, сука, как Берримор?!
Что ты, падла, виляешь хвостом?!
Мы с тобою два разные берега:
Ты на правом, а я на крутом.

Ненавижу я ваши журнальчики.
Меня буквами не удивишь.
Все равно тебе нравятся мальчики,
А мне девочки нравятся лишь.

Не за эту за хлебную пайку ли
Я вселенские тайны постиг.
Ты похожа на бритую Вайкуле,
А я вылитый архистратиг.

Что ты пялишься, сука, как Берримор?!
Что ты падла пугаешь крестом?!
Мы с тобою два разные дерева:
Ты на правом, а я под кустом.

 

Михаил Елизаров — Асассин

 

А мой батя ассасин-ассасин.
У него кривой огромный кинжал.
На кинале диоксин, диоксин.
А чтоб никто его не обижал.

Ассасин-ассасин...
Тихий скрип мокасин.
Ты куда ассасин?
В магазин, в магазин...

Вот прохожий к нему подбежал,
говорит: "Ассасин-ассасин,
только спрячь свой опасный кинжал,
Мы за это все тебе отсасим".

Ассасин-ассасин, нежный шелест осин.
Что ты ешь ассасин? Апельсин-апельсин?

Я б как батя тоже был ассасин,
Если только мне хватало бы сил.
Я бы тоже на кинжал диоксин
Наносил-наносил.

Но я не ассасин пью я новопассин
А я пью керосин, а я не ассасин.

 

Михаил Елизаров — Память

 

Уж память выбилась из сил,
Заплыло око.
И ту, которую любил,
Убило током.

Горит ионная звезда,
Пылает местью.
Мы никогда, мы никогда
Не будем вместе.